ГлавнаяО насНовостиМодаАрхивПочтаИнтересные вещи

 

 

Враги не дремлют - они маскируюЦЦа

Antifashion partY! АнтиМода!
В рамках вечеринки ожидается дефиле немодной одежды от Павла Элайона, немодный аукцион от Андрея Бильжо, абсолютно немодное веселье, немодные напитки и т.д.

На такой вечеринки, естественно, будет drsss-code – хотя бы один немодный аксессуар. Так что модники, направляющиеся после показов на вечеринку, должны будут что-то сделать со своими нарядами. Впрочем, на мероприятии будет работать «немодный» визажист, который всем желающим сделает некоторые штрихи немодного макияжа. И уже все будет нормально! Что касается модных фотографов и светских хроникеров, они пройдут грядущий dress-code легко.

Пару слов о дефиле и аукционе. Шоу-показ немодной одежды от Павла Элайона – в нем примут участие студенты самого дорогого и модного МГИМО, а также представители серьезного fashion-бизнеса. В таком виде, как на вечеринке, никто их больше не увидит никогда!!!
А цены на лоты немодного аукциона будут начинаться с 200-300 рублей. Вот уж действительно немодная цена.

Ждем 25 октября с 23.59.
Вход по пригласительным, спискам и аккредитации.

Немодный P.S.
Вечеринка в рамках самого модного и профессионального события осеннего сезона Russian Fashion Week.

 

Соотношение вкуса, моды и стиля в дизайне

Московский Государственный Университет Дизайна и Технологии
Факультет «Дизайн»
Кафедра «Дизайн»
Реферат на тему «Соотношение вкуса, моды и стиля в дизайне».
Проверил: профессор В.И.Пузанов
Выполнил: студентка гр.: ДШ-992 Рожкова Люся
г. Москва 2002
Содержание:
Определение моды.
Определение вкуса и стиля.
Антимода и ее определение.
История промышленного дизайна в России.
Антимода в СССР.
Параллели моды в СССР с панк культурой.
Новая волна новое поколение.
Роль моды в жизни человека.
Заключение.
Мои размышления о моде. Антимода.


«Ненавижу слово мода!»
Реплика одного известного дизайнера на показе модной одежды.

Про моду говорят, что она стара, как мир и что она давно стала неотъемлемой частью нашей жизни. Мода рождается, заявляет о себе, господствует и умирает, уступая место другой моде. Мода имеет своих законодателей, апологетов и гонителей. И конечно у моды есть тот, без которого она не может существовать – потребитель, мы с вами. Мы живем с модой каждый день. Порой мы даже не замечаем ее, а она среди нас, внутри нас, и она питается нами.

Что же это такое - мода?
Мода по определению это совокупность вкусов и взглядов, господствующих в определённой общественной среде в определённое, обычно недолгое время. Это также и манера поведения, обычаи.

Само слово происходит от латинского modus – разновидность, способ чего-нибудь, норма. В философии 17-18-х веков означало преходящее свойство присущее предмету лишь в некоторых состояниях, в отличие от постоянного свойства предмета – атрибута. До сих пор в связи с модой не забывают упомянуть о ее скоротечности и непостоянстве. Да, у моды недолгий век и все же она живуча как явление природы, как смена сезонов. И в этом проявляется ее характер.

В русском языке слово мода появилось, как и многие другие иностранные диковинки, при Петре I. В обиход русской аристократии вошли изысканные наряды и бальные платья. Русские стали одеваться у западных портных, и для них было актуальным следовать веянию времени, соответствовать вкусам своих просвещенных соседей и соответствовать тому, что скоро сформировалось в сознании общества как понятие мода.

Сейчас уже трудно сказать что первично: вкус, стиль или мода. Я считаю, что мода это явление включающее в себя и вкус и стиль и еще немало других факторов, таких как воспитание отдельных индивидуумов, политический и экономический климат общества, доминирующие моральные и эстетические ценности или отсутствие таковых. Все это влияет на облик и состояние моды.

Поскольку мода формируется дизайнером - человеком, то она во многом зависит от его вкуса и стиля.

Рассмотрим что такое вкус и стиль. Вкус это чувство, понимание изящного, красивого, это способность человека к эстетическому восприятию и оценке. Стиль это совокупность черт, близость выразительных художественных приёмов и средств, обусловливающие собой единство какого–нибудь направления в творчестве. Еще говорят, что стиль это совокупность художественных средств и приемов их использования, характерная для произведений искусства какого-нибудь художника, эпохи или народа. Вкус художника отражается в его стиле, а творчество художника отражается на моде. От его безграничной или наоборот ограниченной фантазии зависит как будут выглядеть предметы и люди окружающие художника. Здесь мы приближаемся к теме нашего реферата, к явлению антимоды.

До сих пор мы были знакомы исключительно с одним понятием – мода. Однако надо сказать о существовании антипода известному понятию, название которому – антимода.

Антимода это очень широкое явление, вобравшее в себя взаимоисключающие друг друга явления, которые объединяет то, что все они находятся вне моды.

Антимода – это в первую очередь дефицит вкуса и стиля. По аналогии с определением моды, про антимоду можно сказать, что это совокупность вкусов и взглядов, господствующих в определённой общественной среде, где среда настолько далека от совершенства, что мода существующая внутри этой среды воспринимается уже не как мода, а как нечто прямо противоположное, выходящее за рамки общепринятых в цивилизованных странах представлениях о моде.

Пионерами в мире антимоды были дизайнеры легкой промышленности бывшей советской империи. Сейчас неизвестно кому антимода обязана своим появлением на свет: дурному вкусу этих дизайнеров, отсутствию у них вкуса как такового, или сознательному самовыражению посредством противопоставления всем законам прекрасного и существующим тенденциям моды в мире.

Есть мнение, что в формировании этого уродливого явления сильно постарались члены так называемых художественно-производственных комиссий, которые занимались разработкой дизайна всех предметов выпускавшихся предприятиями легкой промышленности бывшего Советского Союза. Причем наибольший расцвет антимода получила в период 70-х годов, когда путь предмета от идеи созревшей в голове дизайнера до покупателя проходил через бесчисленные инстанции, и на этом тернистом пути к потребителю предмет терял свое неповторимое лицо и становился обезличенным товаром, лишенным всякой оригинальности. Этот предмет сложно было назвать красивым, поскольку красота приносилась в жертву функциональности. Однако каким-то волшебным образом вместе с красотой пропадали и функциональные достоинства продукта. Сегодня мы понимаем, что красота и функциональность это грани одного целого, и одно немыслимо без другого. А ведь не всегда промышленный дизайн был в нашей стране на службе обезличивания.

Первое десятилетие существования нашего государства оставило нам богатое своими достижениями и противоречиями творческое наследие, отразившее поиски нового современного и созвучного своей эпохе художественного освоения действительности. Вопрос о создании предметной среды, отвечающей новым идеалам, и внедрении художественного творчества в производство был поставлен в общегосударственном масштабе уже в 1918 году. При отделе изобразительных искусств Наркомпроса был организован подотдел художественной промышленности, а в составе научно-технического отдела Высшего совета народного хозяйства была создана художественно-производственная комиссия, куда наряду с художниками входили руководящие и инженерно- технические работники производства.

В опубликованной этой комиссии декларации говорилось, что она "разрабатывает и согласует различные мероприятия по художественной части во всех производственных отделах ВСНХ, руководит художественной стороной строительства, организует повсеместно художественный надзор, её ведению подлежит художественная часть всех производств".

Далее в декларации говорилось, что "народный быт во всех своих проявлениях должен радовать глаз, во всём должен проявиться целесообразный комфорт, нужно украсить отдых трудящегося человека и дать ему уютный домашний очаг".

Были созданы учебные заведения для подготовки художников-мастеров для промышленности. При этих институтах работали научно-исследовательские лаборатории, которые ставили своей целью создание действительного научного обоснованного преподавания и исследования природных художественных дисциплин.

Многие архитекторы считали, что старую культуру надо полностью разрушить и на её развалинах построить совершенно новую, коллективистскую культуру коммуны. Одними из наиболее интересных представлений этого нового течения в искусстве были В.Таткин, А.Родченко, Л.Попова. В конце тридцатых годов дизайн стал проникать и в область культурно-бытовых изделий: художники участвовали в проектировании первого советского дискового телефона, радиоприёмника, осветительной аппаратуры, мебели.

К сожалению, начавшаяся вторая мировая война заставила надолго забыть о необходимости промышленного дизайна. Страна была ориентирована на военное производство и даже в послевоенные 40-е годы доминирующим стилем в одежде был милитаристский.

Все было замечательно пока дизайном занимались художники и инженеры. Но потом в художественно-производственные комиссии пришли партийные функционеры слабо разбирающиеся в дизайне. В результате в этой стране погубили самое главное: ощущение вкуса и дизайна.

Похоже, что кто-то однажды провозгласил: «Моды нет!», и пошел вопреки красоте и стилю. Ярким продолжателем этого направления является Зураб Церетели – его монументы Петру Великому на Обводном канале Москвы-реки и Дружбе Народов на Тишинской площади – поражают воображение обывателя и повергают в недоумение традиционного художника.

Тысячи безымянных дизайнеров воплощали в жизнь свои ночные кошмары. Есть серьезное предположение, что КГБ разработало секретную программу по культивированию и насаждению в нашей стране эстетики уродства и безвкусицы, преследуя свои цели - задушить в отдельно взятом гражданине Советского Союза стремление к свободомыслию, самовыражению и выделению из толпы.

Власть приучала своих подданных жить как все, внушала им быть серыми в серой массе таких же винтиков системы, не одобряла инакомыслие и старалась свести все поползновения искусства для масс к одному серому знаменателю. Поощрялось уродство и неэтетичность. Пропагандировалась посредственность, обезличивание, дисгармония и угнетающие формы и краски. Потребителю ничего не оставалось как ходить в бесформенных пальто, пользоваться дебилообразными предметами и жить в окружении подавляющей психику гамме. В конце концов сама концепция отрицания моды как таковой вылилась в формирование в стране Советов устойчивого явления, которое можно охарактеризовать таким термином, как антимода.

Антимода – это обязательно неудобно, непрактично и неприемлемо широкой публикой, хотя чаще всего этой же широкой публике антимода навязывается тоталитарной системой или экономически слабой формацией, где антимода самый дешевый и доступный продукт, и принимается массовым потребителем одновременно как нонсенс и как необходимость.

Люди привыкли к отсутствию в своей жизни красоты. Их убедили, что красота понятие второстепенное, и что главное в предмете это его функциональность. Поскольку советскому человеку не с чем было сравнивать, он безропотно воспринимал продукты отечественной промышленности как аксиому. Впрочем ничего другого ему не оставалось. Казалось что в обществе, где не приветствовались яркие краски, где выделиться из толпы было чревато попаданием в отделение милиции или в психиатрическую больницу, моды нет и быть не может. Однако это было не так, поскольку отсутствие эстетики тоже есть эстетика.

Прогрессивные деятели культуры прошлого предвосхитили появление антимоды в своих произведениях. Михаил Булгаков в «Собачьем сердце» и в «Мастере и Маргарите» нарисовал исчерпывающий портрет той среды – среды массового обывателя – в которой спустя несколько десятилетий расцветет культ бескультурья и его организованное продолжение в лице антимоды.

Чем запомнится будущим поколениям наша эпоха? Конечно же антимодой – неряшливыми, невыразительными костюмами, безобразной одеждой, дурными манерами, поголовным косноязычием.

Современный кинорежиссер Юрий Мамин в своих талантливых фильмах «День Нептуна» и «Окно в Париж» доводит нашу повседневность до абсурда и обнажает лик антимоды во всей ее красе. Люди рождаются с нею и умирают, они даже не подозревают, что может быть по-другому. Они нередко гордятся своими достижениями и плоды антимоды будут ласкать их взор и слух.

Когда режиссер снимающий фантастический фильм хочет показать одежду человека будущего или существа с другой планеты он прибегает к дизайну антимоды, т.е. одевает своих персонажей в костюмы экстравагантные и неуместные в нашей обыденной жизни. Примеры такого экстремального дизайна: фильм Георгия Данелии «Кин Дза Дза» и Люка Бессона «Пятый элемент».

Надо сказать, что антимода вовсе не чисто советское изобретение. В 70-х годах сначала в Англии, а потом и во всем западном мире панк движение восстало против буржуазных ценностей, в число которых входили вещи от кутюр, дорогие предметы, и противопоставило себя обществу своими крашеными волосами, рваной грязной одеждой и проколотыми частями тела. Тогда это вызывало шок у добропорядочных граждан. Сегодня элементы панк движения широко эксплуатируются в коллекциях современных дизайнеров и с восторгом принимаются массовым пользователем.

Очевидно, что вся наша страна огромный заповедник панк культуры. Она была здесь всегда, просто мы не знали как это называется. Ее еще можно встретить в глубинке и на окраинах империи.

Правда, никаким протестом в панк культуре СССР и не пахло. Просто исторически сложилось, что главные элементы панка – грязь, безобразие, нелепость – присутствовали и поощрялись в одежде средне статического обитателя нашей страны.

В наше пост перестроечное время антимода канувшей в лету империи отошла в прошлое и ей на смену пришла другая, авангардная антимода молодого поколения русских дизайнеров, благодаря которым антимода в середине 90-х годов получила новое рождение. Эти дизайнеры принялись активно ломать эстетику общепринятой моды, в немалой степени ориентируясь на дизайн легкой промышленности бывшего СССР. Вячеслав Зайцев высказался по поводу творчества таких художников, что «это не мода, а около модье». Тем не менее, явление авангардной антимоды существует и развивается, независимо от того, что о ней говорят. Яркими примерами современной антимоды являются такие художники, как Андрей Бартенев и Петлюра, которые строят свои коллекции из продуктов советской доперестроечной промышленности, или используют и утрируют элементы советского дизайна. Эти художники поняли, что над советским дизайном можно не только смеяться, стыдиться или презирать, но это еще и бездонный колодец фантастических идей, источник вдохновения для открытых к нестандартным решениям творцов. В сущности в основу творчества таких художников положено стремление выйти за рамки традиционной моды. Интуитивно, механически или осознанно они ищут новые средства выражения, которые лежат за пределами, вне моды.

Петлюра начал свою деятельность задолго до 90-х. Он ездил по городам и весям, собирал одежду, аксессуары, обувь, и нашел немало интересного. Был организатором коммуны для художников, где творческие люди могли жить и работать вместе, постоянно общаясь друг с другом, помогая найти воплощение различных идей. Потом были перфомансы, одежду собирали в костюмы. Поиск новых образов, персонажей. Так появилась небезызвестная пани Броня, бывшая актриса, ныне милая экстравагантная старушка.

Петлюра представляет показы авангардной антимоды. Несмотря на то, что комплекты моделей собраны из реальных частей костюмов различных народов, назвать их национальными или историческими нельзя – они не достоверны. Петлюра заявляет, что все в моде вторично, и что каждый художник пропускает историю через свое видение. В его перформансах присутствует подбор образов, актеров, что роднит их с театральным действом. В них нет сюжета, постановки. Разыгрываются короткие сценки, этакая игра в переодевание и валяние дурака. Назвать это словом «показ» довольно сложно: показывается одежда, но нет продуманной коллекции. У зрителя появляется ощущение случайности возникновения костюма. В чем-то барахолка. Балаган - старое русское развлечение. Этой спонтанностью Петлюра максимально отдаляется от общепринятых представлений о модном показе и приближается к самой жизни, где люди чаще всего не задумываются о композиции, гамме или акцентах в своей одежде, руководствуясь в первую очередь ее утилитарными качествами.

Другой представитель антимоды Андрей Бартенев - художник с равным успехом работающий в жанре коллажа, декупажа, линейной графики, пастели, инсталляции. Его работы характеризуются смешиванием моды, изобразительного искусства и современного театра. Андрей не считает себя модельером. По его мнению «в России нет тех технологий и знаний, которые есть у западноевропейских стран. То, что производят в Европе, всегда будет более качественным, чем в России. Он не хочет быть просто подражателем, ему нравится, что в его постановках присутствует момент бесполезности и отвлеченности. Это делается для удовлетворения абстрактных желаний. Нет целей укутать ноги или согреться, или одеться. Образы, которые он создает, он показывает на себе. Даже тогда, когда это просто глупое украшательство, переходящее в себяуродование».

В середине 90-х Андрей Бартенев получил в Лондоне титул «Альтернативной вице-мисс мира» за коллекцию объектов «Нижнее белье для Африки». Его перфомансы знает весь мир, им восхищаются ведущие модельеры планеты, притом что его «одежду» никто никогда носить не будет. Международное признание Бартенева говорит не только о том, что мировая общественность падка на экстравагантные особы, но и что люди неосознанно приветствуют проявление нестандартного мышления, возможно понимая, что художники сегодня пребывающие в области антимоды, завтра встанут во главе мейнстрима или на худой конец положат начало новой генерации художников, создающих моду будущего.

Ведь мода, как любая потребность формируется под влиянием объективного фактора, однако здесь не следует забывать, недооценивать и факторы субъективного порядка. В развитии моды находят отражение субъективные склонности, вкусы, психологические и физиоло­гические особенности, духовное развитие и интересы личности. Именно сложности моды, многофакторность как явления объясняет трудности в создании теории моды. Во всем мире действуют десятки тысяч модельеров, которые ежегодно предлагают населению земного шара сотни тысяч вариантов одежды, общественное признание находят лишь десятки из них, а глобальное распространение - 1 образец раз в 6-8 лет. Всякому изменению моды предшествует скрыто созреваемая (под воздействием производства) и не вполне осознаваемая (субъективное мнение) общественная потребность. Именно она и является той почвой, на которой прорастают и дают всходы семена моды, высеваемые щедрой рукой модельеров и промышленников. При этом всхожими они оказываются только тогда, когда попадают в подготовленную почву. Крупнейший модельер Сессиль Биттон объясняет принятие моды так: «Мы изменяем моду тогда, когда чувствуем неосознанную другими потребность в этом изменении, и раньше других готовимся к ее восприятию». Итак, именно созревшая общественная потребность в подавляющем большинстве случаев диктует, на какие явления налагается печать моды, а на какие нет.

Одно из самых замечательных качеств в природе человека - это желание нравиться, быть любимым, замеченным, отмеченным, увиденным. И мода, как один из самых древнейших видов искусства как раз способствует проявлению этой особенности человеческой натуры. Каждая новая коллекция несет с собой обновление этих чувств, каждый новый костюм заставляет заново увидеть индивидуальность, личность человека, который носит этот костюм. Задаешь себе вопрос: а для чего, собственно, ты его надел? Какова сверхзадача? Не просто прикрыть свое тело, не просто соответствовать времени, но, вероятно, дать человеку возможность увидеть себя со стороны заново. Задача модельера - дать человеку возможность кому-то понравиться.

По мнению Николая Фоменко одна из составляющих дизайна – это внутреннее ощущение чистоты. Человек прежде всего должен чувствовать потребность в прекрасном, и это касается всех аспектов его жизни: будь то его одежда, зубная щетка или сортир.

В заключение хотелось бы сказать несколько слов о первичности-вторичности вкусов потребителя и дизайнера. Этот спор также вечен, как спор о том что первично сознание или материя, курица или яйцо. По-моему первично яйцо, из которого собственно и появилась птица названная курицей. То же самое можно сказать о вкусе потребителя. Он был и остается первичным и определяющим фактором в мире моды. Дизайнер это тот же потребитель, только наделенный возможностями продвигать свой вкус в массы. Дизайнер всегда будет работать с оглядкой на потребителя, так как от него зависит выживание в непостоянном мире моды. Или, если он не вписывается в рамки массового дизайнера, он обречен на добровольное, либо принудительное изгнание в мир антимоды. Хотя вопрос что такое антимода – отрыжка массовой культуры или ее авангард – остается открытым.

 

Начал свою работу первый и единственный в россии АнтиМодный портал!!!

Добро пожаловать на его страницы.

Пока, как Вы, уверен, уже заметили, новость разбита на 2 половинки.. Это не потому, что так задумано, а потому, что руки у меня растут из жопы. Поправлю обязательно ;-)))

Ждем от Вас описаний модных вещей/действий/понятий и т.п. ;-)))

Пока ресурс работает в тестовом режЫме, и мы будем рады если Вы поможете нам (наполнением ресурс, исправлением ошЫбок, деньгами ;))